English  Русский 
Каталог
Валюта:

БЛОГ RSS 2.0

Александр дю Шатлэ: в первый раз

Первое упоминание герцога Александра дю Шатлэ, любви всей жизни главной героини Сюзанны, — в романе "Великий страх" (новая редакция). Франция, июль 1789 года. Тут он еще возлюбленный Изабеллы де Шатенуа, которая встречается с ним, несмотря на то, что Франция кипит от бунтов, и предпочитает встречи с ним эмиграции. 

"При королевском дворе почти не осталось моих знакомых. Все они подумали об отъезде раньше меня. Уехали поспешно, не заботясь о поместьях и имуществе, бросив все на произвол судьбы. Куаньи, Понтиевр, Барантен, маршалы де Кастри и де Бройи, де Дюра, Мортемар – всех их и след простыл, не говоря уже о Конде, младшем принце крови и их окружении. Уехали первые красавицы двора, в том числе принцесса де Монако и графиня д’Эгриньи. В приемной Неккера я узнала, что выдано уже около шести тысяч заграничных паспортов. 
Я медленно шла по галерее Версаля – бледная, печальная, очень стройная в своем траурном платье из черного бархата и черном кружевном крепе, накинутом на золотистые волосы. В девятнадцать лет я уже стала вдовой. Моя бабушка, принцесса Даниэль, в первом браке овдовела в шестнадцать лет. Мне часто говорили, что я похожа на нее. Сходство, как видно, будет прослеживаться и в судьбах? 
— Итак, вы уезжаете, Сюзанна? – спросила Изабелла де Шатенуа, обнимая меня на прощание. 
— Да. И не понимаю, как у вас хватает мужества оставаться. Ваш муж уехал, не так ли? 
— Он смешон, этот мой муж! Во всяком случае, ему уже шестьдесят пять лет и не в его возрасте так панически бояться смерти. Все мы когда-то умрем. Я предпочитаю остаться во Франции... 
Мне, впрочем, ее бравада была не совсем понятна. Конечно, она рискует куда меньше меня: Изабелла – не дочь маршала, «стрелявшего в народ», не жена бывшего начальника гвардии графа д’Артуа и не статс-дама королевы (все эти три ипостаси достались мне и стали причиной попадания в списки приговоренных к смерти). Но в нынешнее время опасности подвергается вообще-то любой аристократ, потому что палачи не разбираются в подробностях, когда отрезают головы... 
— Да, мы умрем все, но все-таки желательно не в молодости, — пробормотала я горестно, с удивлением замечая, что глаза Изабеллы сияют. – Чему вы радуетесь, дорогая подруга? 
— Вы сочтете меня, дурочкой, Сюзанна, но я влюблена до безумия и вскоре встречаюсь со своим возлюбленным в Бресте. Мы проведем там несколько жарких недель, и ради этого я готова даже рисковать головой. Это будет тем более удобно, что мой муж бежал... 
Я действительно посмотрела на нее как на умалишенную. Любовь в такое время? Поездки по бурлящей стране в Брест? Это что же за мужчина должен быть, чтоб так за ним гоняться? Уж на что хорош мой Франсуа, но он не заменит мне весь смысл жизни. 
Слегка краснея (я впервые заметила за этой прожженной кокеткой такое свойство!), Изабелла рассказала, что получила известие от своего давнего и самого лучшего любовника – герцога Александра дю Шатлэ. Он возвращается во Францию из Индии, где в гарнизоне Пондишери служит уже семь лет. Приедет всего на пару месяцев, чтобы навестить больную мать, живущую в Бретани. 
— Мы встретимся в Бресте, я уже сняла для этого дом... Мы днем будем бродить по песчаным дюнам вдоль океана, скакать верхом, а ночью –заниматься любовью. – Изабелла счастливо засмеялась. — А может, у нас перепутаются день и ночь и мы будем предаваться страсти на побережье, прямо под бретонским небом. Это будет полезно для моей красоты. Ведь если полежать на песке голышом, кожа становится золотистой и такой привлекательной... Я люблю Александра бесконечно. О Сюзанна, если бы вы знали, что это за мужчина и каков из него любовник, вы бы поняли меня! 
Я испустила шумный вздох. Эти эротичные мечтания на фоне последних событий просто потрясали меня своей неуместностью. Мне не хотелось ссориться с ней, указывать на очевидную глупость ее поведения, поэтому я сдержалась. 
— Должно быть, он невероятный красавец? – предположила я вслух, пытаясь хоть этим оправдать ее безрассудство. 
— Нет. Не сказала бы... – Она вся светилась от счастья и, казалось, жила одним предчувствием скорых чувственных наслаждений. – У него орлиный нос и выразительные губы... Синие глаза. Ему тридцать лет, он силен и крепок, но, наверное, не Аполлон. Однако... Для меня он совершенно неотразим! На меня его мужское обаяние действует магически. В Версале не встретишь подобного. 
Будто желая утешить меня, она легко коснулась пальчиками моей щеки. 
— Ну, а как же ваш капитан де Вильер? Неужели он так туп, что отпускает вас? 
Ситуация выглядела так, будто она сочувствует мне, будто я – несчастлива в любви, в отличие от нее. 
— Я не могу даже думать сейчас о таком, — сказала я довольно угрюмо. – Всему есть предел, Изабелла. Я только что потеряла мужа... 
Изабелла явно готова была много говорить о своем возлюбленном, но мои слова остановили ее. Прервав свои излияния, она обняла меня, прощебетала извинения и пошла дальше по галерее, как видно, вся во власти своего счастья. Мой траур не вызвал у нее никакого отклика. Я смотрела ей вслед, ничего не понимая. Некий Александр дю Шатлэ, неотразимый мужчина, хотя далеко не красавец... И ради этого некрасавца – такой риск? Может, это и есть любовь? 
Та любовь, которую мне так и не дано познать? 
Эта мысль огорчила меня, наполнила завистью к Изабелле и я, прижимая к груди полученный паспорт, поскорее покинула Версаль. Король и королева были полны сочувствия к моему вдовству и с пониманием отнеслись к временному отъезду". 



#Версаль #французская_революция #Париж #масонство #XVIII_век #Мария_Антуанетта #Людовик #франция #роксана_гедеон #исторический_роман #италия #тоскана #флоренция #любовный_роман #сюзанна #сериал


(пусто)
 
БЛОГ
Голосование
Вы предпочитаете читать книги:
Работает на основе WebAsyst Shop-Script